CHANEL NEWS

00/7
the-summer-in-saint-tropez-ephemeral-boutique

Monday, June 13, 2011

Лето в сан-тропеэфемерный бутик

Расположенный в двух шагах от Old Port и Place des Lices элегантный особняк Hôtel La Mistralée — отель на десять индивидуально обставленных номеров, который открылся в 1850х годах — стал декорацией для летней резиденции Chanel.

В малом зале расположились ароматы, очки и другие аксессуары. В большой гостиной, где пол цвета слоновой кости излучает свет,представлены вещи из коллекции Paris-Byzance. Черный навес из стекла и металла, простой и современный, наилучшим образом подчеркивает обувь и трикотаж. Доски для серфинга с логотипом Chanel и набор для крокета в стеганом кожаном футляре дополняют картину.

До 2 октября 2011, с 10.00 до 21.

001, Avenue du Général Leclerc

83990 Saint-Tropez 

France

hats-off-to-karl-by-ingrid-sischy

Thursday, June 9, 2011

ШЛЯПЫ ДОЛОЙ ПЕРЕД КАРЛОМИНГРИД СИШИ

“Я до сих пор точно не знаю, кто я такой, - писал Гордон Паркс о своих многочисленных творческих личинах. - Я исчезал в себе столько раз по-разному, что не знаю, кто я есть». Разумеется, он прекрасно знал, кем он был. Он был вне категорий, был сигнальным маяком, обозначающим отсутствие границ и барьеров. Если кто-то из фотографов и заслуживал получить премию имени Гордона Парка в тот вечер, темой которого была креативность, то это Карл Лагерфельд — человек, который умудряется сидеть на невообразимом количестве стульев.

Вот сокращенный список некоторых способов, которыми Лагерфельд получает больше от каждого дня (а иногда и ночи), чем кто-либо из известных мне людей. Арт-директор и штатный гений дома Chanel вот уже 29 лет, Fendi более 40 лет — мировой рекорд! а также своего собственного, одноименного дома Lagerfeld. Художник, который делает эскизы с естественной легкостью прирожденного таланта. Автор, который пишет, опираясь на знание мировых библиотек. Издатель, который поддерживает в живых искусство книгопечатания. Кинематографист, который создает гламурную версию атмосферы а-ля Кассаветис, снимая своих друзей и избранных родственников. Уорхолловский актер-суперзвезда, исполнитель главной роли во многих лагерфельдовских документальных фильмах. Собеседник, о котором мечтает любой журналист или писатель — его фразы пропитаны сладким ядом и легко становятся цитатами. Коллекционер с острейшим нюхом. Интерьерный дизайнер, перед которым большинство профессионалов выглядят сущими младенцами. Автор писем, которые бы впечатлили даже Элизабет Бишоп, одного из любимых авторов Карла. Секретное оружие рекламы — он запускает рекламные кампании не только для своих домов, Chanel и Fendi, но и для конкуренции, и обожает создавать ауру для всяких популярных вещей, от Coca-Cola до мороженого. Ну что, устали? А Карл нет. Он бы скромно сказал, что только начал. И если вы похвалите его достижения в какой-либо области, он ответит: «Вы еще мою следующую работу не видели».

Так вот, о привязанности к фотографии. Это его маяк — он всегда возвращается к ней, будь то архитектура, пейзажи, портреты, мода, натюрморты итд. Когда другие дизайнеры моды расслабляются после рабочего дня, показа или долгого сезона, Карл практически всегда погружается в фотосъемки — для андерграундного журнала, для мощного глянца, для какой-нибудь кампании или персонального проекта по собственному заказу. Мы подружились на почве нашей общей страсти к фотографии. Он видел каждую книгу по фотографии, которая напечатана на сегодняшний день, и продолжает их изучать.

Наши первые беседы состоялись очень давно. Тогда Карл только начал реально держать камеру в руках. Что поражало в его первых снимках — они сразу выглядели весомо и имели собственный стиль. Возможно, дело в том, сколько фотографий он видел за годы работы. И теперь, множество книг, историй, заданий и кампаний спустя, это все еще так. Когда смотришь, как Карл фотографирует, все становится ясно. Мне приходилось присутствовать с ним на съемках на улицах Нью-Йорка, Парижа, Лос-Анжелеса и Токио. Каждый раз собирались огромные толпы и автомобильные пробки, фанаты глазели на икону стиля с хвостиком, в белом воротничке и темных очках, и кричали: «Мы любим тебя, Карл». Всегда вежливый, всегда немного смущенный собственной славой, он поднимает взгляд и благодарит их, но затем возвращается к работе. Ничто не может разрушить волшебство.

Карл не ограничивает территорию магии только работой. Вчера он приехал в Нью-Йорк, и мы ужинали вместе с друзьями. Он немедленно захотел показать нам редкое портфолио 1914 года, которое он только что нашел во Франции. Художником был Поль Ириб, среди авторов текстов были Огюст Роден и Жан Кокто, а на фотографиях Барона де Мейера был запечатлен балет «Послеполуденный отдых Фавна» с Нижинским. В мире осталось всего шесть экземпляров этого издания. После того, как мы все посмотрели утонченный дизайн и восхитились красотой графики, нежностью бумаги, печатью фотографий и романтичностью снимков, мы заспорили, нужно ли сделать факсимиле с портфолио. Карл сказал: «Я его так люблю, что не смогу без него жить — даже если его заберут на несколько часов». Однажды люди будут говорить то же самое о фотографиях, которые сделал Карл. На самом деле, уже говорят.

Фото: Карл Лагерфельд и Анна Муглалис на Gordon Parks Dinner and Auction в Нью-Йорке, 1 июня.


Поделиться

Ссылка скопирована