00/11
fall-winter-2012-13-ready-to-wear-by-elisabeth-quin

КОЛЛЕКЦИЯ HAUTE COUTURE ОСЕНЬ-ЗИМА 2012/13,ТЕКСТ: ЭЛИЗАБЕТ КУИН

Chanel, коллекция Haute Couture New Vintage

Революция в Пале! Эта завораживающая стеклянная конструкция, занимающая 1 200 квадратных метров, была открыта во время Всемирной выставки 1900 года (в то время Коко Шанель было семнадцать лет, она все еще жила в цистерцианском аббатстве Обазин в Коррезе и уже очень хорошо владела иглой).

Зал Славы в Гран Пале не использовался уже сто лет, и Карл Лагерфельд наслаждался идеей раскрытия этого тайного сокровища, преображенного по случаю показа в воображаемый туманный городской сад. Белые плетеные кресла, бледно-серые стены, антрацитовая мостовая, лимонад и канапе, оптическая иллюзия рябого неба на потолке — атмосфера была старомодной, слегка романтической и замечательно цивилизованной. Возвращение мира Пруста, вселенная Томаса Манна, страна грез.

Чтобы добавить еще один уровень изысканности, розовые и серые цвета коллекции взяты с палитры художницы Мари Лорансен. Невозможно отделить коллекцию от ее работ: La jeune femme à l’écharpe, La femme au foulard, Domenica и даже Les Biches; два последних полотна хранятся в Musée de l'Orangerie. Плавные, стройные силуэты, водопады шифона — эфемерная, деликатная женственность, через которую столь высоко ценимая Коко Шанель андрогинность ловко избегает банальности, подтверждая дерзкую современность коллекции.

Что такое этот «Новый винтаж», оксюморон, который так развлекает Карла Лагерфельда?

Это способ выразить историческую природу Дома и коллекции. Отсылка к стилю первой декады 1900х - воротник «Питер Пэн» из белой органзы и расклешенное платье из черного бархата в знак памяти Колетт. О 1920-х говорят заниженные талии, узкие бедра, четкий крой, любовь к ткани ламе, 1960-е видны в хроматической смелости стиля «поп» — скажем, жвачно-розовый в сочетании с канареечным желтым цветом; 1970-е — в объемных брюках и пиратских блузах с галстуками «Аскот», ремнях с клепками, цыганских гандурах с глубоким V-образным вырезом, спинах, обнаженных до самых почек (крайне редкое для Chanel явление), и, наконец, начало глэм-рока 1980-х представлено блеском и перламутровыми чулками.

Последовательные аллюзии в великолепной, невероятно согласованной коллекции, стоящей оксюморона в наши времена экономического кризиса: шикарно простая коллекция. Несмотря на то, что силуэт прост, лишен демонстративности или экстравагантности, свободен от украшений и аксессуаров, если не считать длинных, супертонких кожаных манжет — щегольской готический штрих — материалы и детали опасно изобильны и роскошны.

Вышивка (о, эти утонченные мотивы из ангорской шерсти, жемчужно-розовый стеклярус, стразы в форме юлы, миниатюрные цветы клевера на тюле)! Композиции-паутинки, созданные перьевых дел мастерами Lemarié; от практически невидимого длинного пальто из белого тюля, расшитого нежными перьями в форме сердца, до чудесного свадебного платья с перьевой юбкой и высоким воротничком! Вечерние платья расшиты девственным шифоном, усыпанным бледно-розовыми камелиями. Вышитый настоящий и «фальшивый» твид несравненной мягкости, из которого выполнены великолепные вечерние жакеты с рукавами длиной три четверти, черно-белый костюм, матово-блестящее платье-пальто. И, наконец, сине-розовая и серо-розовая ткань ламе, постепенно переходящая в синий и гранатовый, от серого к победоносной розовой заре, взятой непосредственно с палитры... Мари Лорансен.

В 1922 году, за два года до того, как Лорансен написала своих Biches, умер Марсель Пруст. «Моды изменяются, поскольку сами рождены из потребности в переменах», как он писал в романе «Под сенью девушек в цвету».

Chanel и New Vintage, или путешествие сквозь время!

Фото: Olivier Saillant

Поделиться

Ссылка скопирована