orchestra-by-michel-gaubert

ОРКЕСТРМишеля Гобера

ТОМА РУССЕЛЬ

Все началось в студии Chanel в июле этого года с шутки Карла Лагерфельда. Обсуждая идею для осеннего показа воссоздать французский сад в Grand Palais, а также черпая вдохновение в фильме , Карл задумался надмузыкальным сопровождением. Ему тут же пришла в голову мысль насчет симфонического оркестра.

Это была нелегкая задача: собрать оркестр из 80 музыкантов в Grand Palais (место, уникальное по всем стандартам, известное не только своей чудесной акустикой).Тома Руссель, молодой дирижер, кладезь великих идей, прекрасно подошел нам. Он настоящий талант, с которым всегда приятно работать. Поразмыслив, мы решили написать саундтрек, который стал бы нашей собственный версией на тему поскольку оригинальная тема Франсиса Сейрига звучала бы несколько нервно в контексте нашей коллекции.

Мы решили интерпретировать известные поп музыкальные темы, чтобы зацепить аудиторию, но в то же время не раскрывать все карты с первых же нот. Мы взяли две песни Бьорк, 'Isobel' и 'Bachelorette', которые сами по себе являются мини-симфониями, сделали сложные струнные аранжировки, добавили культовую тему Джона Барри и эксклюзивную композицию Тома Русселя, и закончили все стремительными струнным крещендо 'Bittersweet Symphony' - известной песни The Verve,которая, на самом деле, была позаимствована у Rolling Stones (у нихона называлась 'The Last Time').
В течение двух последующих месяцев мы меняли звучание. Тома сочинял все на компьютере, напоминая модельера за выкройкой, в ожидании окончательного подтверждения, прежде чем транскрибировать партитуры для каждой группы инструментов. В общей сложности прошло около восьми репетиций для отработки партитури адаптации под показ. Сложнее всего было в первый раз, когда репетиция проходила на открытом воздухе, а музыканты из оркестра Lamoureux впервые открыли ноты, которые им пришлось исполнить через 48 часов с максимальной точностью. Скрипки немного фальшивили, а темп слегка прихрамывал. Но поначалу всегда так, и Тома держал все под контролем. Я, похоже, был единственным, кто волновался из-за того, что музыканты выбивались из ритма. И вот, за день до начала показа в Grand Palais все прошло потрясающе. Сад выглядел так, словно он всегда находился здесь. Когда Карл приехал, мы дали дирижеру сигнал, и вот уже модели зашагали по гравию, одетые в повседневную одежду - благодаря ландшафту это производило совсем иное впечатление, а музыка зазвучала просто великолепно. Это самый важный момент в процессе подготовки к показу, когда все кусочки складываются в единое целое, превращая мечты Карла в реальность. Все кажется таким свежим и хрупким, и хочется, чтобы эта эфемерная картинка существовала вечно. В день показа музыканты заняли свои места, будучи неотразимыми в кардиганах Chanel, специально сшитыми на заказ. Это сделало их роль в показе еще более важной, чем просто роль музыкантов в этой необычной постановке. 5, 4, 3, 2, 1, старт! Время остановилось, мы затаили дыхание, нам надо справиться с задачей и сделать это хорошо -- ведь это живое исполнение, где ошибка недопустима.

Модели, одетые в серебряный твид и перья, которые так обожала Мадемуазель, появляются с обеих сторон парадной лестницы, превращаясь в главных героев фильма.

Два месяца работы - 19 минут показа. Эти впечатления останутся с нами навечно.Тома Руссель сочинил  (Jardin d'Eden) специально для веб-трансляции этого показа.


 


Поделиться

Ссылка скопирована