not-afraid

Thursday, March 4, 2010

НЕ БОЮСЬ!ЭЛИЗАБЕТ КУИН "LES VANITES"

Знает ли череп, который я созерцаю, что он отражает мою неизбежную смерть? Этот неистощимый символ обозначает жизнь и ее окончание. Андре Мальро как-то заметил, что «человек рождается, когда, увидев скелет, он шепчет: почему?». Рождается, когда осознает собственную смерть, и с этого момента смерть будет для него постоянным источником чуда.

Иконография скелета и черепа возникла в Средневековье, и расцвет ее наступил в 15 веке с появлением жанра «ванитас» в европейской живописи. А во второй половине 20 веке художники вновь стали одержимы этой темой.

В классическом искусстве смерть, представленная в виде черепа, выглядит чем-то умиротворенным и прекрасным, ведь церковь обещала, что смерть станет вратами к вечной жизни. Тем не менее, этот образ претерпел радикальные перемены в эпоху модерна и современного искусства, и сегодня шокирует нас своей жесткостью, сделавшись врагом, агрессором.

Сцены кровавой бойни Первой Мировой войны, влияние марксизма и ницшеанское «Бог умер», Холокост и последующий потребительский бум — все это кардинально изменило западную иконографию. Сегодня череп откровенно и бесстыдно вещает нам о том, что смерть абсурдна. Он воспевает ее обаятельную уродливость, ее ужасающую красоту, или даже более того, хрипло хохочет, преисполненный черного юмора, зачастую с оттенком меланхолии.

Суеверие? Страх? Возвращение к тайнам? Или — ода самой жизни?

С тех самых пор, как череп является частью нас самих, мы ждали появления музея, посвященного изображениям черепа в истории человечества. И это привело к выставке «Се ля ви! От Караваджо до Дамиена Херста» в Musée Maillol, устроенной совместно с Элизабет Куин, автором «Книги о тщетности» (Livre des vanités).

Для этой выставки Chanel выпустили ограниченную серию шарфов от Карла Лагерфельда. Игра ума, полная юмора и элегантности, тщетность и тщеславие — вся смиренность человеческого бремени отражается в этом аксессуаре от Chanel, символизирующем смерть. На фоне решетки из аккуратно сложенных костей, напоминающей знаменитую стежку Chanel, Габриэль Шанель, подобно Гамлету, держит в руке человеческий череп. Кажется, будто она говорит своим взглядом in ictu oculi (в мгновенье ока): «Я знаю... еще немного времени, любви, творчества... Но разве все это — не тщетно? Я знаю».

Всего выпущено 1000 шарфов, которые были подарены друзьям Chanel и Musée Maillol. Таким образом, Дом Chanel принял участие в уроках мудрости и юмора, которые дарит эта уникальная выставка.

Выставка иллюстрирует то, как человек изображал смерть в течение многих веков и отражает ее эволюцию. Словно кладезь воспоминаний, эта выставка сперва ведет нас из прошлого до самой Первой Мировой — помпейская мозаика, великолепные темные работы Караваджо («Святой Франциск»), Зурбарана («Святой Франциск»), Латур («Экстаз Святого Франциска»), барочные натюрморты Мирадори и потрясающий Лигоцци. Затем мы открываем для себя ванитас в современном искусстве, среди которого, в числе многих — таинственные «Порей, ваза и череп» Пикассо; работа Бюффе 1947 года; Сезанн, скрывавшийся до сегодняшнего дня в американской частной коллекции, поразительное, шокирующее распятие работы Поля Дельво, за которое в былые времена его вполне могли отлучить от церкви и сжечь на костре. И, наконец, современные работы - Рейно, Мэпплторп, Херста («Бог смерти» - череп с глазницами из морских ежей и стальным языком), братья Чэпмен, Барсело, Пенк, Баския, Рихтер и Даниэль Споэрри, все собрались воедино, чтобы дополнить величайшую коллекцию, посвященную изображениям черепа.

Эти художники пронесли сквозь времена вибрации между бытием и небытием, существованием и забытьем. Их работы готовы встретить вас по первому требованию, без анастезии, в залах Musée Maillol, 61 rue de Grenelle, Paris 75007, до 28 июня 2010 года.

На фотографии: рисунок Карла Лагерфельда

Поделиться

Ссылка скопирована